ФНС пытается пресечь дробление бизнеса

Оставить комментарий

Федеральная налоговая служба продолжает вести активную борьбу с предпринимателями, которые используют дробление бизнеса для ухода от налогов.

Для минимизации налоговых платежей придумана масса схем. Одна из них – дробление бизнеса, которую использует как крупный, так и средний бизнес. Суть ее заключается в том, что при применении специальных налоговых режимов – упрощенной системы налогообложения (УСН) или Единого налога на вмененный доход (ЕНВД) – налоговая нагрузка становится меньше, чем у налогоплательщиков, применяющих общую систему налогообложения. Однако это не устраивает Федеральную налоговую службу, которая продолжает вести борьбу с предпринимателями, которые стремятся достигнуть того же экономического результата, но с меньшей налоговой нагрузкой.

Так, в ходе выездной проверки налоговая инспекция установила, что проверяемая организация вела деятельность через взаимозависимое общество, применяющее УСН с объектом обложения «доходы минус расходы». Указанное общество не имело собственных производственных площадей, оборудования и персонала, вся деятельность велась на материально-технической базе общества, которое применяло общую систему налогообложения. На этом основании налоговый орган указал на формальное дробление бизнеса, получение необоснованной налоговой выгоды, отсутствие деловой цели для создания нового общества и доначислил с его доходов налоги по общей системе налогообложения.

Арбитражный суд первой инстанции (дело N А71-17006/2016) поддержал выводы налогового органа, однако апелляция отменила указанное решение, указав, что само по себе дробление бизнеса (достижение того же экономического результата с меньшей налоговой нагрузкой с использованием не запрещенных законом операций) не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, поскольку это предусмотрено законодательством о налогах и сборах (в том числе через применение специальных налоговых режимов). Суд учел возражения на акт проверки, что планировался выход на европейский рынок, в связи с чем предполагалась разделение сферы деятельности обществ.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы апелляции, установив, что выручка каждой из двух организаций за любой из проверенных налоговых периодов (2013-2015 годов) не превышала 15 млн рублей. После объединения доходов компаний общая выручка была в 2 раза меньше размера доходов, установленного для перехода на УСН, и почти в 3 раза меньше размера дохода, при получении которого организация утрачивает право на применение упрощенной системы налогообложения. Общая численность работников организаций также соответствовала критерию для применения УСН. Таким образом, применение обществом упрощенной системы не связано с намерение получить необоснованную налоговую выгоду.

По другому спору арбитражные суды пришли к выводу, что взаимозависимость и ведение бухгалтерского учета одним лицом – еще не доказывает дробление бизнеса. Общество занималось производством кирпича, черепицы, других изделий из обожженной глины и применяло УСН с объектом налогообложения доходы. Добычу глины в карьере, а также аренду производственного комплекса осуществляло общество на общей системе налогообложения. По результатам выездной проверки налоговый орган доначислил налоги обществу, занимавшемуся производством кирпича и черепицы, указав на создание взаимозависимыми лицами схемы оптимизации налоговых платежей при помощи УСН.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным указанного решения. Суды трех инстанций (дело N А19-8319/2016) пришли к выводу о незаконности решения налогового органа и удовлетворили заявленные требования. При этом суды сослались на постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» и обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации N 2 за 2016 год, согласно которым взаимозависимость участников сделок сама по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Арбитражные суды отметили, что ведение бухгалтерского учета одним бухгалтером и как следствие, совпадение IP-адресов с которых отправлялась налоговая отчетность, не свидетельствует о том, что данным лицом принимались решения, способные оказать влияние на деятельность налогоплательщика. Привлечение одного лица для ведения бухгалтерского и налогового учета само по себе не может расцениваться как осуществление обществами единой деятельности. Бухгалтерский учет предполагает отражение в отчетности уже фактически совершенных операций, решение относительно которых принимается исполнительными органами юридических лиц, а не лицом, осуществляющим ведение бухучета.

Зато в другом деле, где налогоплательщики вели деятельность поочередно в целях сохранения права на применение УСН, это указало на дробление бизнеса. По результатам проверки налоговая инспекция пришла к выводу о создании проверяемым обществом фиктивного документооборота при отсутствии реальной деятельности по реализации товаров с целью сохранения права на УСН. Инспекторы установили, что все юридические лица осуществляли один и тот же вид экономической деятельности, располагались по одному адресу, имели расчетные счета в одном и том же банке, пользовались одними IP-адресами. Право первой подписи документов от имени всех организаций имели одни лица.

Деятельность всех обществ была подконтрольна одному лицу, который организовывал переводы работников, подписывал договоры о реализации товаров с той организацией, показатели которой в данный момент времени соответствовали установленным требованиям для применения УСН, распоряжался денежными средствами всех юридических лиц. Налоговый орган объединил доходы организаций и доначислил налоги по общей системе налогообложения. Арбитражные суды трех инстанций (дело N А48-2167/2017) признали законным решение инспекции, согласившись с выводом налогового органа, что организации вели свою деятельность поочередно – в целях сохранения права на применение УСН.

Искусственное дробление бизнеса приводит к тому, что бюджет недополучает налоги. При этом никто не отменял право налогоплательщиков использовать предусмотренные законом способы минимизации налогообложения. Незаконным является применение льготных режимов в обход установленных Налоговым кодексом требований, когда деятельность налогоплательщика не соответствует критериям, установленным законом. Таким образом, между разрешенной законом оптимизацией и нарушающим нормы закона дроблением с целью получения необоснованной выгоды есть четкая граница. Поэтому во избежание ошибок, необходимо получить консультацию юриста.

Для защиты прав и законных интересов по налоговым спорам следует обращаться за правовой помощью в центр Кирпиков и партнеры.

Вас также может заинтересовать

Оставить комментарий

Стоимость услуг