Бухгалтер дорого заплатит за ошибки в бухучете

Оставить комментарий

Арбитражный суд обязал бухгалтера выплатить почти 5,7 млн рублей убытков за ошибки ведения бухгалтерского учета.

Арбитражный суд Свердловской области удовлетворил требование конкурсного управляющего ООО «Темп» о взыскании с директора и бухгалтера организации около 5,7 млн рублей причиненных ими убытков. Решение принято в рамках банкротства указанного общества. По мнению арбитражного суда, директор Михаил Колпаков и бухгалтер Галина Ахмадеева виновны в неправомерных и умышленных действиях по занижению налоговой базы, которые привели к доначислению организации налога и штрафам.

Организация осуществляла внутригородские и пригородные пассажирские перевозки, а региональные власти регулярно задерживали выплаты компенсаций за льготников. Это и привело к превышению лимита доходов, установленного при применении специального налогового режима – упрощенной системе налогообложения, а также послужило причиной доначисления налогов, а также пени и штрафа. Теперь директор и бухгалтер обязаны выплатить размер налоговой недоимки, доначисленной ИФНС по результатам налоговой проверки.

Бухгалтер, которая оказывала обществу бухгалтерские услуги на основании гражданско-правового договора, в связи с этим проходила по уголовному делу об уклонении от уплаты налогов, но была амнистирована. В декабре 2017 года Галина Ахмадеева фактически выиграла в Конституционном суде Российской Федерации дело о взыскании с нее налоговой недоимки организации. Конституционный суд признал за госорганами право требовать уплаты налоговых долгов с работников только в том случае, когда взыскать их с организации невозможно.

Красноуфимский райсуд Свердловской области исполнил решение Конституционного суда и отказал налоговому органу во взыскании с бухгалтера ущерба, причиненного бюджетной системе в размере 2,7 млн рублей, указав, что обращение взыскания по долгам ООО «Темп» является преждевременным, поскольку на момент рассмотрения дела в суде организация не была ликвидирована. Свердловский областной суд апелляционным определением оставил решение суда первой инстанции в отношении Ахмадеевой без изменения.

Казалось бы, бухгалтер должна радоваться, однако арбитражный суд решил, что она должна возместить убытки организации-банкроту. При этом расчет убытков, который должен включать в себя недоимку, а также пеню и штраф, в решении отсутствует. Арбитражный суд не стал применять положения Налогового кодекса Российской Федерации, являвшиеся предметом проверки Конституционного суда, а обосновал убытки организации-банкрота нормами Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Следует напомнить, что Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» определены признаки контролирующих лиц, к которым может быть применена субсидиарная ответственность. Теперь к таковым отнесены не только руководители или учредители общества, но и главный бухгалтер и финансовый директор (см. Главный бухгалтер заплатит по долгам из своего кармана).

Задолженность по налогам, пеням и штрафам возникла в результате задержки выплаты субсидий за граждан, пользующихся льготами при проезде в общественном транспорте, которые пришлось взыскивать в судебном порядке. Но это арбитражный суд не дал этому оценку. Удивляет, что бухгалтер привлечен к возмещению убытков на основании нормы права, которая была принята после описываемых событий! Вероятно, судье Елене Берсеневой не известен принцип недопустимости обратного действия закона.

Более того, статья 53.1 Гражданского кодекса, на которую сослалась судья, предусматривает ответственность лиц, уполномоченных выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица, а также лиц, определяющих действия юридического лица. В первую очередь это относится к руководителю (директор) организации. Но судья приравняла к ним бухгалтера. То есть по мнению судьи бухгалтер – это руководитель? Это что-то новое в отечественной юриспруденции!

Судья не приняла возражения о том, что бухгалтер не имела права подписывать и не подписывала бухгалтерскую и налоговую отчетность, сославшись на то, что сведений о том, что директор вносил какие-либо изменения в подготовленную отчетность, в материалах дела не содержится. Очевидно, что для судьи бухгалтер – сообщник директора, поэтому доводы о том, что она не состояла в трудовых отношениях с должником, а оказывала услуги по бухучету на основании гражданско-правовых договоров, были отклонены.

То, что бухгалтер готовил отчетность, которую подписывал директор, вовсе не означает, что он давал ему какие-либо обязательные для исполнения указания  или иным образом определял его действия. Поэтому об обязательных указаниях и определении действий директора не может быть и речи. Если следовать логике судьи, то бухгалтер в ответе за все, что происходило в организации-должнике. Между тем, в определении арбитражного суда не содержится вывода, что бухгалтер являлся контролирующим должника лицом.

Взыскивая убытки с бухгалтера, судья не учла, что денежные средства, которые организация-должник, якобы, по вине бухгалтера не уплатила в бюджет, остались в распоряжении общества. Поэтому вывод о том, что бухгалтер должен возместить убытки – очевидная бессмыслица. Аналогично и с начислением пеней. Если бухгалтер не касался денег организации, то уплатить пени должно общество, так как именно оно являлось налогоплательщиком и на нем лежало обязанность уплачивать налоги в бюджет.

Должность главного бухгалтера – исключительно ответственная. Нередко главный бухгалтер подвергается давлению со стороны руководителя и учредителей организации для применения схем уклонения от уплаты от уплаты налоговых платежей. Но главный бухгалтер должен помнить, что к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов могут привлечь и главного бухгалтера – как соучастника преступления. А с недавних пор главный бухгалтер может быть привлечен к субсидиарной ответственности по долгам должника.

Субсидиарная ответственность главному бухгалтеру не грозит, если удастся доказать, что бухгалтер не является контролирующим должника лицом и не оказывал никакого влияния на принятие решений руководством организации. При этом пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, то есть закон исходит из презумпции виновности. Лучшим доказательством послужит безупречное состояние ведения бухгалтерского и налогового учета, а также отсутствие нарушений.

В последнее время налоговые органы все чаще побеждают в судебных спорах. Не потому ли, что судьи являются скорее адвокатами казны, а не защитниками и слугами закона? При этом практика добиться взыскания налоговой недоимки «не мытьем, так катаньем» получила широкое распространение. Представляется, что даже если указанное определение будет отменено, налоговая служба после ликвидации организации-должника вновь предъявит к бухгалтеру требование о взыскании ущерба…

Для защиты прав и законных интересов по налоговым спорам следует обращаться за правовой помощью в центр Кирпиков и партнеры.

Вас также может заинтересовать

Оставить комментарий

Стоимость услуг