Конституционный суд проверит нормы закона о банкротстве

Оставить комментарий

Конституционный суд приступил к рассмотрению дела о проверке конституционности положений Гражданского и Налогового кодексов, Закона о банкротстве.

Конституционный суд Российской Федерации приступил к рассмотрению дела о проверке конституционности ряда положений Гражданского кодекса (ГК), Налогового кодекса (НК) и Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (Закона о банкротстве). Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба бывшего руководителя ООО ССК «СМУ-1» из города Саранска Виктора Нужина. Судьям Конституционного суда предстоит решить – допустимо ли возлагать ответственность за банкротство юридического лица на его руководителя (директора).

Заявитель в августе 2008 года был принят на работу должность директора ССК «СМУ-1», а сентябре 2009 года по решению Арбитражного суда Республики Мордовия по заявлению налогового органа компания признана банкротом. Было открыто конкурсное производство, назначен конкурсный управляющий. Однако имущества организации для выплаты ему вознаграждения не хватило, и тогда он через суд добился соответствующего возмещения от налоговой инспекции как заявителя по делу о банкротстве. А та, в свою очередь, обратилась в суд с требованием к Нужину о взыскании убытков, которое было удовлетворено судом.

Заявитель полагает, что оспариваемые им положения статьи 15, пункта 1 статьи 200 и статьи 1064 ГК, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 НК, абзаца второго пункта 1 статьи 9, пункта 1 статьи 10 и пункта 3 статьи 59 Закона о банкротстве во взаимосвязи противоречат части 1 статьи 1, частям 1 и 2 статьи 15, статьи 18, части 1 статьи 19, части 46, частям 1 и 2 стати 55 Конституции Российской Федерации. Указанные положения позволяют взыскивать с руководителя должника (в случае нарушения им обязанности обратиться с заявлением о банкротстве) убытки, понесенные налоговым органом, инициировавшим дело о банкротстве юридического лица.

По мнению заявителя, суды произвольно истолковали положения статьи 9 Закона о банкротстве, которая обязывает руководителя должника обратиться с заявлением о банкротстве в арбитражный суд, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами. Суды установили лишь факт неуплаты налога и не оценивали доказательства неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Между тем, если бы условием наступления обязанности заявить о банкротстве считалась любая неуплата задолженности, то она наступила бы задолго до того, как заявитель стал руководителем «СМУ-1». А если бы основанием являлось отсутствие имущества, то на счетах общества были средства и имелась дебиторская задолженность. Поэтому заявитель считает, что такой подход нарушает принципы равенства перед законом и судом, поскольку нормы Закона о банкротстве обязывают руководителя обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве при отсутствии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Фактически на момент обращения налогового органа в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, компания не обладала признаками неплатежеспособности и располагала активом в виде дебиторской задолженности. Это ставшая уже обычной судебная практика. Иногда при привлечении руководителя к субсидиарной ответственности по долгам организации бывшему директору удается доказать, что организация-должник имела значительный актив в виде дебиторской задолженности и не обладала в рассматриваемый период явными признаками неплатежеспособности. Но это скорее исключение, чем правило…

С заявителем не согласились представители Госдумы и президента. Оно и понятно: речь идет о компенсации судебных издержек, которые были взысканы с налогового органа. Вряд ли государство расщедрится и возьмет на себя расходы по банкротству. Обсуждение в основном касалось срока давности: до того, как суды взыскали расходы с налоговиков, право на возмещение убытков не возникло, – говорила представитель Госдумы. Представитель президента также утверждал, что до завершения последней процедуры в банкротстве не может быть однозначно известно о наличии средств на вознаграждение арбитражного управляющего.

На сторону заявителя встал Минюст, представитель которого заявила, что нормы Закона о банкротстве не содержат положения, позволяющие взыскивать расходы с должника или контролирующих лиц. За неисполнение обязанности подать заявление о банкротстве должна наступать только субсидиарная ответственность. Ее пределы и размеры установлены законом и определяются в рамках обособленного спора. У оспоренных норм однозначное содержание, но практика требует корректировки. Конституционный суд изучит все доводы сторон в закрытом режиме, а о дате решения будет объявлено позднее.

Для защиты прав и законных интересов по делам о банкротстве следует обращаться за правовой помощью к юристам Кирпиков и партнеры.

Вас также может заинтересовать

Оставить комментарий

Стоимость услуг